Принцип Войты

Принцип рефлекторной локомоции, а также Войта-диагностика и Войта-терапия были открыты и разработаны профессором Вацлавом Войтой.

 

О личности Войта

Впервые терапия по Войта [16,17] была применена в 1950 году. Терапия носит имя Вацлава Войта (1917-2000), который в то время был неврологом и педиатром при пражском университете. В 1954 году он стал врачом-консультантом в центре инвалидов Железнице того же университета (ныне в республике Чехия). Здесь в круг его обязанностей входило сопровождение детей и подростков, больных детским церебральным параличом (ДЦП). В 1968 году он эмигрировал в Германию: он работал и занимался научными исследованиями в ортопедической клинике при Кёльнском университете, а также в детском центре в Мюнхене. С 1990 Войта вернулся к преподавательской деятельности в пражском университете.

 

Наблюдения Войты

Войта заметил, что при церебральных парезах мышцы определенных областей тела благодаря определенным исходным положениям и целенаправленному воздействию использовались иначе, чем при спонтанном применении. Кроме того, в результате этого воздействия изменялся тонус мышц, который у паралитиков типично повышен.

 

Мышечные функции стали больше походить на мышцы здоровых людей. Кроме того он установил, что интенсивность напряжения мышц у детей и подростков зависела от ситуации, в которой мышцы использовались. Например, он мог наблюдать, как человек с центральным параличом, который обычно стоял ровно, с большим напряжением мышц и на кончиках пальцев ног (на цыпочках), внезапно и неожиданно расслаблялся, когда ему предлагали выпрямиться с преодолением давления, оказываемого на плечи.

 

Эта потеря напряжения мышц, которая, очевидно, одновременно подействовала на все суставы, известна в неврологии как феномен перочинного ножика. Из контрактуры, т.е. явного „слишком большого" напряжения мышц (гипертонус) получилась явная противоположность „слишком маленькое" напряжение мышц (гипотонус). Этот феномен с меняющимся напряжением мускулатуры можно было наблюдать также и в других позициях. Так, например, оказывая сопротивление поднятию головы, можно было снимать напряжение мышц икр, которое у спастических паралитиков способствовало переходу в позицию "на цыпочках".

 

Стало понятно: слишком высокий или слишком низкий тонус мышц не был локальным феноменом, распространяющимся только на ступню или ногу. Этот феномен необходимо рассматривать как сопутствующее явление со стороны центральной нервной системы, ставшее следствием неправильного управления функцией мышц. Следовательно, тонус мышц зависит от позы и процессов движения всего тела, и, очевидно, на него можно повлиять из отдалённых регионов тела. Важным в этих наблюдениях было то, что позу и движение необходимо всегда рассматривать как общую картину активного процесса, в которой ни один активный элемент не функционирует независимо от целого организма.

 

Войта назвал эту функциональную взаимосвязь, в котором на протяжении всей жизни находится и здоровый человек и человек с нарушениями движения, „алгоритмом всего тела" или „глобальным алгоритмом" (→ глава 2), поскольку в его организации участвует головной мозг, спинной мозг и периферическая нервная система, а в его исполнении задействована вся мускулатура.

 

Примечательный эффект

В своих попытках систематизации результатов, найденных эмпирическим путем, Войта мог наблюдать благоприятные результаты воздействий, которые первоначально не преследовали никаких терапевтических целей. Ему удавалось временно добиваться более или менее заметной компенсации первоначально слишком высокого напряжения мышц. При этом было примечательно, что данные положительные эффекты сохранялись не в течение короткого времени после воздействия, но часто на протяжении нескольких часов, и даже дольше. В частности, после многократных повторений удавалось добиться изменений взаимодействия мышц пациентов, что оказывало благоприятное воздействие на их спонтанную моторику и позволяло пациентам использовать такое воздействие самостоятельно.

 

Параллели между здоровыми младенцами и больными ДЦП.

Другой результат состоял в наблюдении, что, очевидно, существуют параллели между уровнем выпрямления больных детским церебральным параличом (ДЦП), который Войта мог наблюдать у исследуемых подростков в Железнице, и выпрямлением детей младенческого возраста, которое зависит от их возраста.

 

Так, были пациенты с ДЦП, которые не могли в положении лёжа на животе опираться на локти, и при этом перемещать голову в центральное положение. В аспектах статомоторики они находились на уровне выпрямления, соответствующем новорожденному ребёнку. В зависимости от степени тяжести ДЦП, можно было провести самые разные параллели, соответствующие различным этапам развития здорового новорожденного. Напрашивалось предположение, что в основе этих параллелей лежит физиологическая взаимосвязь, что заставило Войта искать связующий принцип. Он нашел этот принцип путем опроса относительно развития моторики пациента, которую можно было наблюдать у него в младенческом возрасте.

 

Зависимость между позой, выпрямлением и движением.

Войта наблюдал, что вслед за развитием опоры на руки и схватывания, в конечном счете всегда идет стояние и ходьба. Бесперебойное моторное развитие ребенка начинается из состояния фактически полной неспособности совершать целенаправленные движения. Войта установил, что различные жизненно-важные мышечные функции зависели от движений, ориентированных на цель, требовавших мышечной деятельности, которая обеспечивала надежную стабилизацию и мышечную опору, необходимую для выполнения движения (стабилизационный фон). Это существенное наблюдение, что поза, выпрямление и движение образуют единое целое, и могут рассматриваться только в общей взаимозависимости, решающим образом способствовало развитию терапии.

 

Принцип выпрямления как программа эволюции.

Принцип выпрямления Войта распознал как эволюционную программу, которая утвердилась в индивидуальном развитии человека (онтогенезе) в той мере, в какой она могла утвердиться. В нормальном случае это развитие ведёт у ребёнка к свободной ходьбе в течение первых восемнадцати месяцев жизни. Войта понял, что при органическом поражении мозга спонтанное исполнение этой заложенной программы затруднено, но не является совершенно невозможным. Наоборот, создается впечатление, что организм пациента, больного ДЦП, пытается осуществить эту программу как можно лучше, с учетом выраженности патологии и динамики протекания болезни. Ведь бессознательное взаимодействие мускулатуры создает алгоритм движения, которое хотя и ограничено, но управляется законами, одинаковыми с законами управления движениями здоровых людей.

 

Индивидум, пораженный болезнью, воспринимает этот ограниченный алгоритм движения как нормальный, и усваивает его в качестве действующей схемы движения тела. Теперь Войта стало понятно, что выпрямление непосредственно связано с целенаправленным движением, совершаемым с определенной целью. Из этого следовало, что люди развиваются в результате того, что они хотят двигаться к цели, к которой они стремятся, и что они при этом мобилизуют все моторные средства, находящиеся в их распоряжении. Поэтому достигнутый уровень выпрямления является последствием продолжающихся успешных попыток целенаправленного перемещения к желанной цели.

 

Переворачивание и ползание как основной алгоритм локомоции.

В своих работах Войта анализировал моторные средства, находящиеся в распоряжении для вставания и целенаправленного движения. При этом он обнаружил две основных последовательности движений (два основных алгоритма движений) переворачивание и ползание. В этих двух глобальных алгоритмах он распознал повторяющиеся последовательности.

 

Его исследования на пациентах с ДЦП показали, что запуск этих двух глобальных алгоритмов путем описанных манипуляций может оказывать положительное воздействие на пациентов, страдающих симптомом "стойки на цыпочках". Систематизация накопленного опыта показала, что при целенаправленном раздражении определённых запускающих зон (триггерных точек) в заданных исходных положениях тела можно снова и снова добиваться активизации этих основных алгоритмов движения.

 

С запуском этих двух последовательностей движений (переворачивания и ползания) стало возможным применять в терапии принцип локомоции. В течение следующих десятилетий были исследованы детали последовательностей спонтанных движений, а также методы запуска предсказуемых последовательностей движений.

 

Войта понял, что в комплексном принципе локомоции (комплекс локомоции), в переворачивании и в ползании, содержатся „строительные камни" для всех важных движений, которые только способен совершать человек. Цель реализации этих знаний в терапии сначала заключалась в том, чтобы идентифицировать нарушенные последовательности движений, которые используются пациентами при выпрямлении в качестве заместительной моторики. Примененные при этом исходные положения позднее стали составной частью терапии.

 

Передача опыта движений.

Целенаправленное воздействие при помощи исходного положения и запускающих зон подаёт в центральную нервную систему специфические импульсы возбуждения. Таким образом, возбуждаются определённые алгоритмы движений, которые делают пациенту доступным усвоение опыта тех или иных движений, и пациент начинает выполнять движения, которые он ранее выполнять не мог в связи с нарушением мышечных функций.

 

Были найдены и другие запускающие зоны, которые способны управлять врожденными последовательностями движений. Были найдены такие зоны тела, из которых можно запускать врожденные последовательности движений. Эффект был виден и ощущался в прямом ответе мышц не только в области региона тела, на которое оказывалось непосредственное воздействие, но и в местах, отдаленных от раздражаемого места. Например, если оказывалось давление на пятку, то напряжение мышц отмечалась не только на этой ноге и с данной стороны таза, но иногда даже в руке, расположенной с противоположной стороны от пятки, на которую оказывалось воздействие. Функциональный мышечный алгоритм, вызванный один раз, удалось вызывать снова и снова тем же способом, то есть, реакция на воздействие была воспроизводимой. Это координированное и целенаправленное взаимодействие функций мышц происходило для пациента неосознанно, в известной степени оно совершалось „автоматически". Поскольку различные реакции (движения) вызывались терапевтом раздражением определенных регионов тела в заданных исходных положениях рефлексивным путем, Войта называл запущенный так двигательный алгоритм рефлексивным перемещением (рефлексивной локомоцией).

 

Рефлексивное ползание и рефлексивное переворачивание.

Если исследовать спонтанное моторное развитие ребенка, которое происходит из положения лежа на животе и положения лежа на спине, можно выявить два вида перемещений из этих двух исходных позиций: рефлексивное ползание из положения на животе и рефлексивное переворачивание из положения на спине. Со временем активизация этих двух движений становится возможной из других исходных положений и из других запускающих зон, определение которых со временем становится все лучше и лучше.

 

Улучшенная моторика.

Еще в Железнице, пока без достаточно зрелой постановки задачи, Войта мог через некоторое время наблюдать, что подростки с нарушением движений, получавшие регулярную терапию, могли лучше использовать свои руки во время работы в мастерской для инвалидов, и становились более умелыми; их походка становилась увереннее, а речь понятнее. Стало очевидным, что регулирующая, пока еще относительно не специфическая терапевтическая активизация двигательного алгоритма пользования улучшает также и тонкую моторику.

 

Применение у младенца.

Только после накопления опыта с подростками, больными ДЦП, Войта стал искать последовательность, пригодную для применения к младенцам. Исходя из гипотезы, что локомоция является врожденным качеством, он попытался запустить ее уже у новорожденных. Он сумел эмулировать моторику таким образом, чтобы младенцы совершали видимую последовательность движений, которые они должны в спонтанно совершать лишь к гораздо более позднему моменту времени. Это было подтверждением его гипотезы, и это было стимулом к ранней терапии младенцев к тому времени, когда еще не произошло функционального закрепления заместительных моторных функций. От начальных наблюдений до сегодняшнего применения принципа Войта в терапии прошли десятилетия, в течение которых непрерывно велись наблюдения. На основе новых наблюдений, методы терапии по принципу Войта снова и снова анализировались и изменялись соответственно. Остается надеяться, что этот процесс, обогащенный исследованиями в области нейробиологии и нейрофизиологии, продолжится и в будущем. 


Применение принципа Войты в терапии

Так как эти активируемые двигательные модели отсутствовали в спонтанной моторике таких детей со спастическим церебральным парезом, но появлялись при активации, сначала в неполном виде, становясь при её многократном повторении всё более обширными и полными, профессор Войта сделал вывод, что спастика у детей может быть связана с функциональной блокадой в процессе двигательного развития.

Исходя из этого открытия, профессор Войта разработал целостное лечение при данных симптомах у младенцев, детей и взрослых:

 

Профессор Вацлав Войта при лечении недоношенного ребёнка.

 

Координированные, врождённые двигательные модели

Кроме того, профессор Войта выдвинул предположение о том, что эти активируемые двигательные модели с рождения заложены в каждом человеке, которое ему удалось подтвердить, регулярно провоцируя и наблюдая эти модели у здоровых новорожденных; при этом были отмечены движения, например отведение кисти в лучевую сторону и раскрытие ладони, которые при нормальном развитии ребёнка появляются лишь в возрасте приблизительно 6 месяцев при спонтанном хватании и опоре на кисти.

 

Ранняя диагностика у грудных детей

Выполненные профессором Войтой наблюдения и оценка двигательных моделей при спонтанном движении и при реакциях положения грудных детей, а также оценка динамики развития первичных рефлексов образуют единственную в своём роде форму ранней диагностики постуральных и двигательных нарушений в грудном возрасте.

В настоящее время ранняя диагностика по методу Войты применяется для выявления патологий двигательного развития на ранней стадии, чтобы как можно раньше (в течение первых 6 месяцев жизни) начать соответствующую терапию, так как своевременное лечение препятствует проявлению «неправильных двигательных процессов» и обеспечивает наилучшие шансы выздоровления.


   Принцип Войты

   Войта терапия     

           Основы                                                         

    Войта диагностика

           Реакции положения         

           Рефлексология

           Оценка/Результаты

 

Показания к проведению Войта-терапии: 
 Абсолютные показания: 

  •  Центральные координационные нарушения; 
  •  Детский церебральный паралич; 
  •  Мышечная кривошея; 
  •  Периферические парезы и параличи; 
  •  Врожденные миопатии; 
  •  Синдром поперечного поражения спинного мозга; 
  •  Артрогрипоз; 
  •  Задержка стато-кинетического развития; 
  •  Даун-синдром и другие синдромы;
  •  Нарушение осанки (сколиозы);
  •  Функциональные нарушения суставов (дисплазия тазобедренных  суставов, косолапость);
  •  Проблемы с функциями глотания, жевания, дыхания.

 


Контакты:

г. Москва ул. Академика Опарина д. 4 к1

+7 (495) 1234 606

 

е-mail: info@galileo-center.com

Skype: galileo-center